300 спартанцев  // Муниципальное болото

Слушайте подкаст «Два депутата у аппарата» или читайте текстовую версию.

Самгин: Привет, Зюзино и все, кто нас слушает! Сегодня два депутата у аппарата — Гришин и Самгин — обсудят такую тему, как «муниципальная болото». Что это такое, почему мы в нем барахтаемся, как из него выбираться, есть ли на этом болоте собака Баскервилей, что скрывает муниципальный туман, как нам идти дальше, куда двигаться и есть ли за этим болотом хотя бы какой-то океан надежды.

Гришин: Я бы хотел оттолкнуться от цитат великих людей. Когда мы записывали пилот, Юра сказал следующее: «муниципальная повестка всех

касается, но немногих волнует». Это просто величайшие определение современности, потому что все живут в домах, в городе все пользуются

общественным транспортом, выбрасывают мусор и пользуются всеми

коммунальными услугами, то есть взаимодействуют с городом по много раз в день. Но при этом всё то, что организует эту работу, управляет ею — для большинства жителей эта тема в целом не интересна. Если посмотреть, у нас в районе живет 126 тысяч человек, огромная масса людей, избирателей на последних муниципальных выборах зарегистрировано было 75 тысяч человек. При этом явка на муниципальных выборах было весьма небольшая то есть, по-моему, 14 процентов она была по всей Москве или в нашем районе. Этот интерес коррелирует с тем, что происходит в интернете: Штаб Зюзино это один из тех примеров, когда есть реально какой-то актив неравнодушных жителей, есть организация районная, есть паблики в соцсетях. У каждого паблика в разных соцсетях от полутора тысяч до двух тысяч подписчиков, и вроде это очень хорошо и это очень много. Но если мы опять же сравним эти две тысячи подписчиков в твиттере или на YouTube-канале и 75 тысяч избирателей или 126 тысяч жителей, мы поймем, что в общем-то это буквально один процент людей которые чем-то интересуется. И мы попробуем поговорить, почему так происходит и что с этим можно сделать.

Самгин: Однажды я вел дискуссию, меня позвали на один из эфиров, у меня был такой духоподъемный рассказ о том, что вот у нас проводилось, я его инициировал, электронное голосование по благоустройству. Никогда такого не было, и вот запустили такой мегапроект, проголосовало 300 человек. В итоге решение было принято, благоустроили квартал. И те, кто был на этом круглом столе, в этом в эфире спросили: окей, если столько человек проголосовало за то, что там будет, асфальт, лавочки — остальные промолчали либо просто не голосовали. Ну а где выборка-то, где понимание того, почему остальные люди в квартале промолчали и кто-то там, 300 спартанцев, решили за них, что будет штурм завтра, а не сегодня. На что, в принципе, у меня ответа не было, кроме того что, те кто хотел, — проголосовали, а те кто не хотел — не проголосовали. Потому что были все опции: это и оставить бюллетень у консьержа, и подписать лист, и зайти в социальные сети в группу, это и пойти на встречу. То есть все возможные опции для людей, которые позволяли бы им выразить своё мнение, высказаться по вопросу, что будет у них под окнами. А не потом уже постфактум писать о том, что у нас под окнами клумба больше похожа на свалку мусора и говорить ай-яй-яй, кто же её согласовал? Нужно, прежде всего, начинать с себя. Потому что если тебе из окна твоего виден сквер, который тебе не нравится или нравится, выскажись об этом, хотя бы оставь в соцсетях какой-то комментарий, если сложно дойти до консьержа и оставить подписи за и против благоустройства. Другой вопрос, какое у людей понимание права собственности и права того, что они решают и как они принимают решения. Изо всех щелей лезет то что ты ничего не решаешь, твоё право собственности — это ничто, ночь длинных ковшей, не прикрывайтесь бумажками о праве собственности. Здесь власть — это мэрия, правительство Москвы. Вот вы платите деньги, вот вы получаете то, что у вас есть.И каждый, кто из нашего поколения и из более старшего, они привыкли, что за них кто-то решает, думать не надо, решать не надо. Какие-то там действия, выходить на улицу, тоже не надо. То есть тише едешь, дальше будешь. Это просто пропаганда. Я могу сказать на своем примере даже: когда в 2017 году мы шли на муниципальные выборы, команда Штаба Зюзино, и мне рассказывали многие, что вот депутат Янкаускас есть такой. Я думал, да он же вообще не депутат, то есть настолько было в 2017 году понимание, что муниципальной политики вообще нет в городе, как об этом думали, что муниципальной политики и в Мосгордуме нет, что Мосгордума вообще никто и ничто. И сейчас тоже пишут: вот вы же там протестовали за Мосгордуму летом 2019 года, и где теперь ваша Мосгордума? Да нигде: вот 13 человек проголосовали против поправок в Конституцию, вот они там сейчас устраивают заседания вместо пяти минут двадцать пять минут обсуждают один вопрос. Поэтому здесь конечно же вопрос в ответственности каждого перед тем, что он оставит своим детям, оставит ли он подъезд с граффити, либо у него подъезде будет безопасно, уютно и комфортно, и ему захочется туда возвращаться.

Гришин: Ты правильно сказал, что такое отношение нам навязывает пропаганда, про это уже все статьи написаны, она абсолютно целенаправленная и осознанная: не ходите на выборы, вы ничего не решаете у вас нет собственности. И это естественно транслируется в отношение и миропонимание тех людей, которые в нашем районе что-то делают. У нас был в начале этого года отчет нового директора Жилищника. И мы перечисляли проблемы и призывали их решить, депутаты от лица жителей, потому что мы сталкиваемся постоянно с ремонтом подъездов, с некачественным благоустройством.

Самгин: Да мы ходим по улицам, скользим по ним. Мы с тобой половину района обклеили картой «Двойка», да и то не хватило.

Гришин: Да. И мы говорили новому директору про это, а директор Жилищника нам говорил про то, «а вы знаете у нас не стопроцентные сборы платежей за ЖКХ, и мы будем очень признательны депутатам, если депутаты будут ходить и говорить жителям о том, что надо платить полностью за коммунальные услуги».

Самгин: Ну если ты не можешь на 3 миллиарда рублей сделать нормальную работу... Вот мы сегодня прошлись по району перед эфиром, посмотрели, в каком состоянии находится 5-этажный фонд, в каком состоянии находятся фасады 5-этажных домов, что внутри. И как его обслуживает управляющая компания за эти деньги, которые собираются. Не могу сказать, что большая недоимка по сборам за ЖКХ, она сильно преувеличена. И то, как они сейчас управляют и как они будут управлять новыми домами, в каком они будут состоянии, — большой вопрос.

Гришин: Я про это и говорю, что уже в сознании не только самих жителей, но и тех, кто организует всю эту муниципальную жизнь, у коммунальщиков, сидит эта мысль, что жители тут у нас… Знаете, мы ремонт такой хороший делаем, как мне говорят на приемке ремонта в подъезде в пятиэтажке, — мы сделали отличный ремонт, здесь, правда, окна не открываются, здесь под дверью щель, ступеньки на лестнице обрушиваются, но жители такие-сякие, уже пришли и испачкали стену. Смотрите, вот как можно ради них стараться? Вот это отношение является таким фоном, в котором мы работаем. Но при этом лично меня очень радует, когда в наших группах Штаба Зюзино появляются какие-то дискуссии, появляется обсуждение. Потому что явно есть активное меньшинство, это буквально сотни людей. Вот я с 2012 года координирую работу, что-то придумываю, что-то пытаюсь сделать. И эти люди, на самом деле, меняются, очень немного людей осталось с 2012 года, которые активны. Несколько сотен людей были активны в 2012 году, другие несколько сотен людей в 2014-м, сейчас у нас 2020 год, всё поменялось. И внешне поменялось: например, у нас не просто это какие-то жители-активисты, сидящие в интернете, это муниципальные депутаты уже, и сразу после выборов это было большинство в Совете депутатов Зюзино. То есть эти жители самые активные, которые чего-то хотят добиться, они уже даже получили представительство в местном органе власти через нас с тобой. Это очень хорошо! И я вижу, что сами жители тоже учатся и из зрителей превращаются, я бы сказал, в воителей. То есть они смотрят, как чего-то добились депутаты, как чего-то добились просто другие активисты, смотрят на самых активных, Наталью Филькину, на активистов, которые с листвой разбираются, которые защищают пойму реки Котловка. По многим вопросам есть успешные примеры, и благодаря нашим соцсетям жители видят, что что-то можно сделать, я думаю, вдохновляются этим примером и пытаются это сами сделать. Я каждый раз очень сильно радуюсь тому, что все-таки та работа, которая ведется, оправдывает себя, на самом деле. Но при этом, например, я смотрю на интерес, которые жители проявляют к каким-то новым форматам... Когда сидишь в Facebook-группе несколько лет, жители там комментируют, лайкают, обсуждают какие-то вопросы, обсудили, чего-то добились или не получилось. Кажется, что вот это небольшое ядро сознательных граждан можно расширить, если найти какие-то новые форматы. Поэтому появляется Intagram Штаба Зюзино, который тоже хорошо развивается, набирает подписчиков. Появляется YouTube-канал, где совершенно новый формат и, кажется что весьма популярный, должен вызывать ответную реакцию и как-то хорошо расходиться. Но на самом деле получается, что одни и те же люди или нет сидят во всех соцсетях, но обычно интерес проявляют, грубо говоря, полтысячи человек на любой площадке в Зюзино интересуются тем, что происходит, и несколько десятков лайкают, участвуют в обсуждениях. Это, конечно, тот вопрос, который не даёт мне покоя и который демотивирует, потому что можно много чего делать, но на самом деле ты не выйдешь из вот этого небольшого ядра сторонников и

сочувствующих граждан.

Самгин: Выйти из ЕдРа никогда не поздно, что я могу еще сказать.

Гришин: Главное — выйти из ЕдРа.

Самгин: Посоветуем это единороссам, которые в нашем Совете.

Продолжение следует

© «Штаб Зюзино». Район Зюзино, Москва, Россия

zuzino.shtab@gmail.com

  • YouTube-канал Штаба Зюзино
  • Штаб Зюзино в Facebook
  • Штаб Зюзино в Instagram
  • Штаб Зюзино Вконтакте
  • Штаб Зюзино в Twitter
  • Телеграм Штаба Зюзино